Так где же все-таки спрятаны клады Емельяна Пугачева? | Миссис Хатсон

Так где же все-таки спрятаны клады Емельяна Пугачева?

Крестьянское восстание под предводительством Емельяна Пугачева оставило много легенд. В некоторых из них рассказывается о ненайденных кладах, якобы оставленных Пугачевым, когда его преследовали царские войска. Вымысел? Возможно. Но давайте попробуем на легенды посмотреть с другой стороны.

А было ли войскам Пугачева что брать у богатой части населения Урала? Еще скифы и сарматы поражали мир обилием золотых украшений. Современная наука доказала, что этот драгоценный металл у кочевников был уральского происхождения. Золото Рифеевых гор описывали и древнегреческие историки. Но все попытки отыскать промышленные месторождения его при Петре I ничего не дали. Пригодное для такой разработки золото нашли после царя-реформатора. Первая золотопромывочная машина на Урале появилась в 1823 году.

Золота оказалось так много, что к 1913 году Россия прочно заняла ведущее место в мире по его добыче. До сих пор нет данных о том, сколько же «промышленного» золота было добыто на всем Урале. А ведь было еще рассыпное золото, которое вообще никак не учитывалось со времен скифов и сарматов! Если внимательно ознакомиться с архивами, обнаружится, что на современной территории республики Башкортостан довольно часто находили самородки. Последний такой случай был отмечен в конце 80-х годов ХХ века, когда механизатор совхоза «Ирандыкский» Баймакского района, работая на поле, нашел самородок величиной с баранью голову.

Как и предусмотрено законом, золото было передано государству. По различным источникам удалось определить, что за два века в Башкортостане самородки весом в несколько килограммов находили семнадцать раз. О более мелких самородках сведений нет. Вероятно, документальный их учет не велся. Тут надо особо сказать, что в старину золотые самородки имели большой спрос, поскольку всегда представляли интерес для тех, кто кичился своим богатством. Крупные заводчики, под стать Демидову, имели большие коллекции самородков.

О несметных богатствах уральских промышленников можно судить по количеству легенд и преданий об этом. В нескольких вариантах слышал легенду о том, что в окрестностях деревни Иргизлы на реке Белой есть гора Пугачева. И якобы именно в ней, спасаясь от народного гнева, зарыл свое золото управляющий Вознесенского завода, убегая от войск Емельяна Пугачева. Верить или не верить? Но в легенде подробности! В частности, о том, что Вознесенский медеплавильный завод, построенный в 1754 году в устье речки Иргизла, работал на привозной руде – ее на лошадях доставляли из Тубинска (ныне поселок в Баймакском районе Башкортостана).

Заводской приказчик Копейкин (такой действительно существовал), узнав о приближении пугачевцев, погнал на склон крутой горы подневольных людей рубить деревья и валить их на головы «разбойников»… Словом, исторически эта народная молва вполне достоверна. Не вызывает сомнений и то, что заводчики люто ненавидели Пугачева, лишавшего их богатств. Но загодя, без огласки, вывезти сокровища, когда кругом народные волнения, заводчики не могли. Оставалось лишь прятать.

А уж среди простого народа находились люди, дававшие Пугачеву наводку на спрятанное. Известно и то, что Пугачев и его сподвижники всю казну с собой не возили – часть ее прятали, если становилась чересчур тяжелой и обременяла движение. Башкиры – коренные жители Урала. У них хорошие исторические корни, в традициях народа устное творчество. По нему можно выяснить с достаточной достоверностью, не прибегая даже к специальным хроникам, многие исторические события. Дело существенно облегчает изданный в Уфе в конце минувшего века фундаментальный многотомный свод «Башкирское народное творчество».

Преданиям и легендам отведен целый том (второй), объемом в 572 страницы. Некоторые легенды и предания в нем даны даже в двух-трех вариантах. Том снабжен весьма полезным указателем мотивов. В нем в разделе «Крестьянская война 1773-1775 годов» есть статья «Клады Салавата и Пугачева». Указаны два предания – в томе они идут под номерами 275 и 299: «Марийцы в войске Салавата» и «Салават и Балтас». Собственно, о кладах сказано чрезвычайно скупо, буквально несколькими строчками.

В первом предании читаем: «…Я в ту пору был восемнадцатилетним парнем. Очень жестокие мятежи начались. Поднялся народ и начал уничтожать бояр. Я тоже присоединился к восставшим. Через некоторое время слились с войском Салавата. Через Катав, Узень, Лаклы, Йыланли (башкирское название – А.П.), Вакир, Карабашшары пришли в Киги. Оттуда ушли в Казань. В Карабашшарах зарыли три воза серебряных монет».

Во втором предании: «После ухода пугачевского войска в направлении Казани Салават взял командование на себя. Казна тоже перешла в его руки. Он приказал припрятать казенные деньги в лесу, чтобы воспользоваться ими позднее, во время новых боев». Практически у каждого башкирского рода есть многочисленные легенды и предания о кладах.

Как получилось, что в фундаментальном своде «Башкирское народное творчество» с этим по сути своей – провал, загадка. Вероятно, сработал идеологический момент. О кладах времен Степана Разина, Емельяна Пугачева в советский период публично (через книги, журналы, газеты) сообщалось крайне мало, хотя молва о них была не только у башкир, но и у русских, татар, чувашей, марийцев… Но даже в «Большой советской энциклопедии» об этом нет ни слова. Получается, все на уровне как бы народной памяти.

Хотя тут дело государственной важности. Не исключено, что вместе с золотом, деньгами в кладах оставлялись и документы, которые могут иметь для науки сенсационную ценность. Совершенно иная, чем в «бумажной» литературе, ситуация с кладами в Интернете, где этой теме посвящены гигабайты информации на любой вкус. Только не ленись искать. До предела упростив задачу (поиск только по кладам времен Емельяна Пугачева и только на Южном Урале), я получил такой объем информации, что хоть защищай кандидатскую диссертацию!

Явно чувствуется в электронном мире повышенный интерес к не найденным до сих пор сокровищам в Башкортостане и соседних с ним регионах. Свой парадокс есть и в Сети: при обилии сведений о возможных местах нахождения кладов, зачастую неясен источник первоначальной информации. Сравнивая похожие тексты на разных сайтах, «докопаться» все же можно. И тут ждут неожиданные сюрпризы.

Оказывается, Запад очень активно присматривается к еще не найденным кладам в России. На иностранных сайтах есть даже подробные карты! На них крестиками и кружками помечены в России места возможного нахождения сокровищ. Очень основательно все выглядит. Но как бы там ни было на Западе, а поиском кладов в России серьезные структуры не занимаются. Это дело редких любителей.

Археологи тоже в стороне, предпочитая вести лишь научную работу. Есть еще геологи, но у них два десятилетия подряд финансовые трудноразрешимые проблемы. Отдельных энтузиастов в расчет можно не брать. Не располагая дорогостоящим специальным оборудованием, им можно полагаться лишь на случайное везение. Нужны систематические, долговременные поиски, когда территория тщательно обследуется квадрат за квадратом. А где искать?

Например, по этой «наводке», взятой в оренбургских архивах. В начале 1840-х годов два молодых человека, братья Александр и Степан Гусевы, поехали из своего хутора Гусевского в Оренбург и по дороге остановились ночевать в деревне Синегорке. Когда они выпрягли лошадей и зашли в хату, то увидели лежащую на печи слепую старушку. Та по говору узнала, что Гусевы мосоли (мосолями называли потомков крепостных рабочих заводчика Мосолова – А.П.), и спросила: – Вы из Кананикольского? – Нет, мы из хутора Гусевского. – Это на Малом Ике, возле устья речушки Ямашлы? – Верно! Откуда, бабуся, знаешь? – Я в молодые годы с Пугачевым ходила, была у него кухаркой. Когда по дороге на Иргизлу за нами гнались сакмарские казаки, Пугачев приказал закопать на левом берегу Ямашлы, возле устья, золото. Много ведь золота отнял у бар.

Оно, чай, и теперь в земле лежит… В этом тексте без труда узнаются современные территории Зилаирского и Кугарчинского районов Башкортостана. Есть еще легенды о кладах Пугачева, спрятанных якобы близ бывшей крепости Рассыпной, в Диковой балке, в окрестностях Татищева, в озере Ванна… К сожалению, многие названия за два с лишним века изменились частично или полностью. Но сложность не только с этим. Иначе теперь выглядит ландшафт. Только комплексные исследования могут навести на след пропавших кладов. Но будут ли предприняты такие исследования? Кто выступит их спонсором?

Ваш отзыв