Россия оказалась на краю демографической ямы | Миссис Хатсон

Россия оказалась на краю демографической ямы

Правду говорят: беда не ходит одна. Не успела страна выкарабкаться из экономического кризиса, как оказалась на краю демографической ямы. Если на 1 января россиян было 146,5 млн, то к 2030 году, по прогнозам экспертов ООН, население нашей страны сократится почти на 8 млн.

Катастрофически начнет уменьшаться трудоспособное население: к 2025 году его станет меньше на 10 млн. Причины известны: уходит на пенсию поколение 1951-1961 годов рождения — самое многочисленное в прошлом столетии. Вакантные места должны заполнять «дети шоковых 90-х», когда российские женщины отказывались рожать и общий коэффициент рождаемости упал до 1,16 младенца (в США он равен 2,1, в Европе в среднем — 1,5).

Дело даже не в том, что некому станет работать на заводах и фабриках, на транспорте и на стройке, поскольку эти проблемы решаются автоматизацией производства. Россия пустеет. В прошлом году средняя плотность населения составляла 8,3 человека на квадратный километр (178-е место в мире). На Дальнем Востоке — 1,2 человека на квадратный километр. До соседа натурально не докричишься.

Для сравнения: Франция — 118 человек на квадратный километр, Германия — 230, США — 32, Мексика — 57, Литва — 54, Бразилия — 23,6, а соседний Китай — 139. Придут и скажут: извини, подвинься!

Ситуация начинала улучшаться благодаря заботе государства в тучные годы последнего десятилетия. В том числе с помощью материнского капитала: с 2007 года решили платить по 250 тысяч рублей за второго ребенка, с 2011-го — по 365 тысяч, ныне уже по 453 тысячи. Деньги не запредельные, но знаковые: власть подтверждала, что стране нужны российские дети, рост своего, коренного населения.

Впрочем, щедрость государства не следует переоценивать: за все эти годы расходы казны на меры государственной поддержки семьи не превышали 0,79% ВВП. Тем не менее, выступая в 2011-м в Госдуме, президент Владимир Путин пообещал за следующую пятилетку поднять в стране уровень рождаемости на 30%. А еще через два года Россия впервые за 22 года новейшей истории вышла на положительный естественный прирост (рождаемость минус смертность) — плюс 23 тысячи человек.

Увы, эффект оказался кратковременным. Если в 2015-м естественный прирост составил 32,7 тысячи человек, то годом раньше было 33,7 тысячи. Ученые-демографы охарактеризовали этот факт как «начало новой убыли».

А теперь и правительство озаботилось новой-старой проблемой стимулирования рождаемости, о чем на минувшей неделе заявил министр труда и социального развития Максим Топилин: «Мы пока находимся на стадии согласования и подготовки предложений». По некоторым сведениям, предусматриваются средства для поддержки регионов, которые применяют программу выплаты пособий третьему ребенку и вообще многодетным семьям. Из федеральной казны на это собираются потратить 16 млрд.

Свою лепту вносят некоторые российские регионы. Губернатор Сахалинской области Олег Кожемяко поручил подчиненным просчитать возможность снижения ставки по ипотечному кредиту при рождении первого ребенка до 3,5% годовых и ее обнуления при рождении второго. Идея не очень понравилась министру строительства и ЖКХ Михаилу Меню: «Для страны два ребенка в семье — это путь в никуда. Нам нужно, чтобы в семьях было как минимум трое детей». Министр предложил стимулировать рождение не второго, а третьего ребенка. Кстати, сам Мень женат вторым браком, имеет троих сыновей и трех дочерей.

Для семьи на первом месте всегда проблема жилья. В Калининградской области при наличии детей ставки по ипотеке снижают до 6,5%, в Волгоградской — до 8%. В Мордовии при появлении на свет четвертого ребенка бюджет принимает на себя все обязанности по погашению ипотечного кредита.

Эти способы поддержки обсуждаются на экспертном уровне с целью распространить опыт на всю Россию. Но финансировать такие программы из региональных бюджетов могут немногие: 76 субъектов федерации и без того в долгах. Практически пуста и федеральная казна. Между тем расчеты демографов показывают: чтобы страна смогла просто сохранить численность населения, не говоря уже о росте, нужно за ближайшие 20 лет увеличить число многодетных семей с нынешних 7 до 50%.

Зато все громче голоса сторонников решения демографических проблем страны с помощью мигрантов. «Нас ждут следующие волны приезжих, — прогнозирует председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов. — Среднеазиатские мигранты исчерпывают себя как ресурс, и в планах стоит привлечение уже китайских. Речь идет о 10 и даже 15 млн человек. Скорее всего, переговоры с Китаем начнутся в 2018-м. Так происходит, когда страна увязает в мигрантской экономике и в топку нужно бросать все больше дров».

По оценке Крупнова, сегодня на территории России находится не менее 12 млн легальных и нелегальных мигрантов, сконцентрированных прежде всего в Московском регионе, Ханты-Мансийском автономном округе и на юге страны. Это невидимое государство в государстве — со своими порядками и законами.

Опыт Европы показывает, что приезжие дают некоторое улучшение экономики и демографии. Но постепенно они начинают приспосабливать под себя саму страну пребывания. Для кого-то это хорошо, для других плохо. Но это реальность, которую нужно знать и учитывать в любых планах и прогнозах…

А как у них?

Во Франции на каждую тысячу жителей в год приходится 12,49 новорожденных, а смертность держится на уровне 9,05. Естественный прирост 3,43 — цифра очень приличная для Европы. Но это следствие активной миграционной политики прошлых лет, в результате которой доля этнических французов в стране серьезно снизилась, а 30% учеников французских школ считают себя мусульманами.

Германия имеет самый низкий в Европе показатель рождаемости — 8,3 на 1 тысячу жителей. Причем 40% имеющих высшее образование гражданок Германии не имеют детей. В подавляющем большинстве это этнические немки. Уже сегодня во многих землях Германии наблюдается демографический перекос: среди школьников-первоклашек этнических немцев — явное меньшинство.

В прошлом Канада славилась богатыми традициями семейной политики, включающей различные меры поддержки семей с детьми. Теперь в Канаде легализованы гомосексуальные браки, а институт традиционной семьи утрачивает популярность: доля зарегистрированных брачных союзов среди семей упала до 74%. По опросам исследователей, 40% женщин и 30% мужчин не создали семью из-за боязни потерять работу. Результат: за последние 10 лет рождаемость упала на 25%.

В Южной Корее в 1960-е была запущена мощная «кампания по планированию семьи», и коэффициент рождаемости упал с 6,1 на каждую женщину до нынешних 1,1-1,2. Теперь корейские женщины имеют такое же образование, как и мужчины, и хотят работать, а не рожать. Проблему усугубляет необходимость вкладывать большие деньги в образование детей (вузовские дипломы получает 70% населения страны). Ситуацию выправляют вошедшие в моду браки корейских мужчин, выписывающих себе жен из Вьетнама и иных стран Восточной Азии.

В Сингапуре 15 лет назад рождаемость упала до 1,37, и власти пришли к выводу: налоговых льгот, пособий на покупку жилья и обучение детей недостаточно. Для повышения рождаемости была создана «госсистема романтических знакомств», распределявшая путевки на курорты и билеты на круизы. Сначала бесплатно — для молодых, одиноких и высокообразованных. Ее сменили турпакеты ценой от 600 долларов — с консультациями сексолога и генетиков, специальным питанием, массажем и ароматерапией. В результате каждый седьмой путешественник заводит роман, а 12% уже вступили в брак. Больше всего романов (34%) случилось в круизах по Карибским островам, а меньше всего (8%) — на Балтике…

Ваш отзыв