История появления главных дедушек Нового Года | Миссис Хатсон

История появления главных дедушек Нового Года

Мы все уже большие девочки и мальчики, но когда наступает Новый год, мы абсолютно естественно воспринимаем появление на улицах Деда Мороза (или Санта- Клауса) и Снегурочки на улицах, покупаем открытки с их изображением и поздравляем близких.

Этот символ Нового года стал для нас привычным, но ведь он не с неба свалился, он был когда-то кем-то создан, придуман, нарисован.

Сегодня, в преддверии новогодних праздников мы расскажем вам, как и когда появился образ Санта-Клауса и Деда Мороза и что он символизировал.

В принципе, что тот, что другой — это всего лишь отражение св. Николая Чудотворца, который жил в III в. н.э. в Малой Азии (территория современной Турции). Он был епископом, творил чудеса и помогал детям и сиротам.

На Рождество он ходил с большим мешком и раздавал детишкам из бедных семей подарки. Отсюда и пошел этот образ доброго дедушки с мешком подарков.

Санта-Клаус, т.е. св. Николай — прямой «потомок» Николая Чудотворца. В разные века его изображали по-разному, чаще всего — в традициях иконописи и христианской скульптуры.

Тот облик, к которому сейчас привык весь мир, — дед в «самом расцвете лет», в коротком полушубке, штанах, заправленных в высокие ботинки, — был создан в XIX в.

Об этом событии нам напоминает бронзовая табличка, которую можно обнаружить на старой казарме в Ландау (Бавария). На ней написано, что в 1862 г. художник Томас Наст первым изобразил Санта-Клауса в том виде, в котором мы привыкли видеть его сегодня.

Впоследствии Наст стал лучшим и хорошо оплачиваемым американским карикатуристом XIX в. Но в 1862 г. об этом еще никто не знал — Насту было 22, и будущее его было неясным.

Это были годы гражданской войны, когда плантаторы Юга воевали с янки с Севера, и Наст только что вернулся в Нью-Йорк после поездки на фронт по заданию Harpers Weekly.

Наст видел смерть и кровь, сирот, страдающих от голода. Он в то время еще плохо говорил по-английски, несмотря на то что уже больше шести лет жил в Америке. Но у него были золотые руки, горячее сердце и незаурядный ум. Он вернулся в Нью-Йорк разочарованным.

И тут ему поручили нарисовать Санта-Клауса. У художника долго ничего не получалось. Но он знал, что ему надо выполнить заказ и заработать, чтобы не жить в нужде, как другие бедные немецкие эмигранты.

Чтобы выполнить заказ, Наст попросил свою сестру, с которой он приехал в Америку в 1846 г., вспомнить, каким был Санта-Клаус в Германии, как он выглядел. Пока она рассказывала, художник вспоминал, как он с сестрой были детьми и какими бедными были их праздники Рождества.

Он начал рисовать Санта-Клауса, но не маленького эльфа или сурового духа зимы. Его дед был с круглым животиком и трубкой, с игрушками, которых ни у художника в детстве, ни у многих других детей никогда не было.

Он рисовал, и его сестра увидела, что этот добрый и толстый старик очень похож на их собственного отца.

Изображение было принято «на ура». Впоследствии Наст стал богатым и популярным. Именно он придумал символ республиканцев — «слона», и «осла» — для всех других. Он начал рисовать карикатуры. При этом начал толстеть и 30 годам стал похож на доброго деда.

В 1890 г. Наст опубликовал альбом с 66 рождественскими иллюстрациями. И годами все больше становился похожим на нарисованного им Санта-Клауса.

Но у него были проблемы с кредиторами — он стал тратить больше, чем зарабатывал. Наст окончил бы жизнь в нищете, если бы президент Гувер в 1902 г. не послал его консулом в Эквадор, где он и скончался от желтой лихорадки, заплатив по долгам.

Однако и образ европейского Санта-Клауса не появился на пустом месте — он стал олицетворением св. Николаса, о котором для своих шести детишек написал в 1822 г. стихотворение Клемент Кларк Мур, 46-летний профессор греческого языка Колумбийского университета.

Сидя на скучнейшем семинаре по теологии протестантской церкви, он и создал это милое стихотворение о Св. Николасе, святом голландских моряков.

Через год некая госпожа Хэрриет Батлер втайне от автора направила стихотворение в газету. Успех стихотворения был огромным и практически всемирным. Но Мур признал авторство лишь через много лет, когда ему было 65 — он стеснялся, что имея такой статус, он развлекался сочинением детских стишков.

И, в общем-то, совершенно напрасно, потому что сегодня имя профессора Мура вспоминают лишь в связи с этим стихотворением. Любопытно, что и Мур к старости тоже стал полным и розовощеким.

Однако стоит вернуться в еще более ранний период — в 1809 г. В тот год Вашингтон Ирвинг, мастер коротких сатирических рассказов, сказок и приключенческих историй, написал книгу, где высмеивал нравы голландцев, живущих в Нью-Йорке.

Герой одной из его историй — Санта-Клаус — носил очки и призывал всех к тишине, как, кстати, впоследствии и герой Мура.

В книге было десятки описаний Санта-Клауса, которые были самыми первыми в истории подробными описаниями. Санта-Клаус Ирвинга был больше широким, чем высоким, и он должен был веселить бедных голландских моряков.

Надо сказать, что Ирвинг был популярным писателем. Он был знаком с генералом Вашингтоном и Нельсоном, был даже послом в Испании и президентом Нью-йоркской библиотеки.

Он создал портрет Санта-Клауса после того, как умерла его очень молодая жена. Он не мог говорить об этом многие годы, и она и их не родившиеся дети посещали его каждую ночь во снах.

Эти описания и рисунки послужили созданию многочисленных изображений, скульптур и костюмов для актеров, играющих Санта-Клауса. А вот его веселую лукавую рожицу, которая знакома нам сегодня и смотрит практически с каждой западной витрины в дни Нового года, создали не так давно — в 1931 г. Ее нарисовал Хэддон Сандблум для рекламы, которую заказала и оплатила Coca Cola.

Вполне вероятно, что американец шведского происхождения Сандблум, не имевший не денег, ни натурщиков, стал перед зеркалом и нарисовал свою краснощекую физиономию. Именно эту картинку мы теперь и воспринимаем как изображение Санта-Клауса.

С Делом Морозом сложнее, хотя нам он привычнее — все-таки все мы родом из СССР. Сложнее потому, что в вопросе определения традиционного образа Деда Мороза существуют многочисленные подводные камни.

Действительно, что считать критерием соответствия — исторические зарисовки, исследования эпоса или образ, сформированный современными художниками и кинематографистами? Вопрос остается открытым.

Особенно не повезло костюму Деда Мороза. Образы, созданные в советском кино, во многом разрушили традиционные каноны костюма. При этом виновниками такого вольготного отношения к традициям зачастую оказываются сами зрители, ассоциируя с Дедом Морозом его многочисленных «младших братьев» — Морозко, Мороза-Трескуна и др. И все же стоит попробовать определить основные черты облика Деда Мороза, соответствующие историческим и культурным о нем представлениям.

По мнению одного из исследователей образа Деда Мороза — кандидата исторических наук, искусствоведа и этнолога С. Жарниковой — его традиционный облик, согласно древнейшей мифологии и символики цвета, предполагает несколько составляющих.

Борода и волосы — густые, седые (серебристые). Эта деталь кроме своего «физиологического» смысла (старец — седой) несет еще и огромный символьный характер, обозначая могущество, счастье, благополучие и богатство. Удивительно, но именно волосы — единственная деталь облика, не претерпевшая за сотни лет никаких изменений.

Рубашка и брюки — белые, льняные, украшены белым геометрическим орнаментом (символ чистоты). Эта деталь практически потерялась в современном представлении о костюме.

Исполнители роли Деда Мороза предпочитают закрыть шею белым шарфом (что допустимо). На брюки, как правило, не обращают внимания или шьют их красными под цвет шубы (страшная ошибка!)

Шуба — длинная, по щиколотку или по голень, обязательно красная, расшитая серебром (восьмиконечные звезды, гуськи, кресты и другой традиционный орнамент), отороченная лебединым пухом. Некоторые современные театральные и уличные костюмы, увы, грешат экспериментами в области цветовой гаммы и замены материалов.

Наверняка многим приходилось наблюдать седовласого волшебника в синей или зеленой шубе. Если так, знайте — это не Дед Мороз, а один из его многочисленных «младших братьев».

Если шубейка куцая — открывает колени — или имеет ярко выраженные пуговицы, то перед вами костюм Санта-Клауса, Пер Ноэля или еще кого-то из европейских побратимов Деда Мороза. А вот замена лебединого пуха на белый мех хоть и нежелательна, но все же допустима.

Шапка — красная, расшита серебром и жемчугом с оторочкой лебединым пухом (белым мехом) с треугольным вырезом, выполненным на лицевой части (стилизованные рога).

Форма шапки — полуовал (круглая форма шапки традиционна для русских царей, достаточно вспомнить головной убор Ивана Грозного).

Кроме вальяжного отношения к цвету, описанного выше, театральные костюмеры современности пробовали разнообразить украшение и форму головного убора Деда Мороза.

Характерны следующие «неточности»: замена жемчуга на стеклянные алмазы и самоцветы (допустима), отсутствие выреза за оторочке (не желательно, но встречается очень часто), шапка правильной полукруглой формы (это Владимир Мономах) или колпак (Санта-Клаус), помпон (он же).

Трехпалые перчатки или варежки — белые, расшиты серебром. Это символ чистоты и святости всего, что он дает из своих рук. Трехпалость — символ принадлежности к высшему божественному началу еще с неолита. Какой символьный смысл несут современные красные варежки — неизвестно.

Пояс — белый с красным орнаментом (символ связи предков и потомков). В наши дни сохранился как элемент костюма, полностью утратив символьный смысл и соответствующую цветовую гамму. А жаль…

Обувь — серебряные или красные, шитые серебром сапоги с приподнятым носком. Каблук скошен, небольших размеров или вообще отсутствует.

В морозный день Дед Мороз надевает белые, шитые серебром валенки. Белый цвет и серебро — символы луны, святости, севера, воды и чистоты. Именно по обуви можно отличить настоящего Деда Мороза от «подделки».

Более-менее профессиональный исполнитель роли Деда Мороза никогда не выйдет к публике в ботинках или черных сапогах! В крайнем случае он постарается найти красные танцевальные сапоги или обычные черные валенки (что, безусловно, нежелательно).

Посох — хрустальный или серебренный «под хрусталь». Ручка витая, также серебристо-белой цветовой гаммы. Посох завершает лунница (стилизованное изображение месяца) или голова быка (символ власти, плодородия и счастья).

В наши дни трудно найти посох, соответствующий этим описаниям. Фантазия художников- декораторов и реквизиторов практически полностью изменили его очертания.

Уникальный атрибут образа Деда Мороза — Снегурочка. Ни один его из младших или европейских собратьев не имеет такого милого сопровождения. Образ Снегурочки — символ застывших вод.

Это девушка (а не девочка), одетая только в белые одежды. Никакой иной цвет в традиционной символике не допускается. Ее головной убор — восьмилучевой венец, шитый серебром и жемчугом.

Современный костюм Снегурочки чаще всего соответствует историческому описанию. Конечно, Снегурочки на бакинских улицах в старых свадебных платьях — это смешной и нелепый нонсенс…

Обсуждение закрыто.